ГБОУ 

школа - интернат

 № 33

Выборгского района

Санкт - Петербурга

 

                         

 

 

 

 

 

Санкт-Петербург, 2-ой Муринский пр., д.24; тел./факс 241-25-44

 

Статьи

 

 
 

Представление о счастье подростков с нарушением слуха

Климчук Ю.Ю.

Россия, Институт Специальной Педагогики и Психологии,

Педагог – психолог ГБОУ школы-интерната № 33

 

 

        С изменением и развитием общества меняется и человек, меняются его взгляды, ценности и представления. К изучению составляющих субъективного счастья, психического здоровья, психологического благополучия и удовлетворенности жизнью сегодня проявляют интерес специалисты многих направлений - психологи, медики, философы, социологи, педагоги, лингвисты, маркетологи и др.

      Коррекционная психология, медицинская психология, специальная педагогика особое внимание уделяют изучению вопросов потенциальных ресурсов личности с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ), которая в изменяющихся условиях способна сохранять психическое здоровье и быть социально активной. В субъективных представлениях о счастье находятся важнейшие ресурсы личности с ОВЗ, позволяющие ей гармонично развиваться и функционировать.

         В отечественной сурдопсихологии изучением развития личности детей и подростков с нарушением слуха занимались М.М. Нудельман, Т.Н. Прилепская, Э.А. Вийтар, Т.В. Розанова, И.А. Михаленкова и др. Необходимым условием успешного развития личности ребенка является систематическое и организованное увеличение разнообразия внешних воздействий. У неслышащего и слабослышащего ребенка объем внешних воздействий изначально сужен, взаимодействие с внешней средой затруднено. Формирование личности ребенка с нарушением слуха происходит в условиях замедленного процесса обработки информации. Особенности получения чувственного опыта находят отражение и в характере усвоения социального опыта. Накопленные научные знания об особенностях развития личности подростка с нарушением слуха позволяют сегодня во многом осуществлять дифференцированный подход в процессе обучения и предупреждать многие трудности подросткового периода. Но, как показывает практика, вместе с техническим прогрессом и новыми возможностями, появляются и новые трудности, с которыми сталкиваются специалисты.

        Формирование представлений особенно в подростковый период имеет большое значение для всей дальнейшей жизни человека. Изучением представления и отдельных его аспектов в разное время занимались такие  ученые и исследователи, как  Л.С. Выготский, Л.М. Веккер, Б.М. Теплов, С.Л. Рубинштейн, А. Н. Леонтьев и др. У подростков с нарушением слуха, в силу имеющихся сложностей с восприятием, переработкой и осмыслением информации, наблюдаются и трудности с формированием обобщенных представлений. Семья и ближайшее социальное окружение закладывают фундамент представлений ребенка о счастье, благополучии и главных жизненных ценностях.

      Счастье – совокупность составляющих субъективного и объективного. Счастье – многозначное понятие, которое наиболее полно отражает особенности психологического благополучия отдельной личности и общества в целом; понятие, которое очень активно используется в подростковой среде для описания образа идеальной жизни. Понятие «счастье», как любое другое понятие такого уровня обобщения, эволюционирует вместе с обществом. К субъективному счастью традиционно относят эмоциональную составляющую – баланс положительных и отрицательных эмоций, и когнитивную составляющую. Объективное «житейское» счастье составляют такие критерии, как объективное качество жизни человека, степень удовлетворенности витальных потребностей, материальный достаток, устроенность быта, здоровье, доступность получения образования с гарантиями трудоустройства, благоприятное или неблагоприятное социальное окружение. И субъективное и объективное счастье, в свою очередь, зависят от индивидуальных качеств и свойств личности.

      Изучая представления о счастье необходимо учитывать, что за субъективным представлением о «счастье» и «счастливой жизни» подростка всегда стоит некий «образец», основанный на личном жизненном опыте подростка и ценностях ближайшего социального окружения, а также ценностях, значимость которых поддерживается средствами массовой информации. В своих представлениях о счастье, подросток, как правило, исходит из того, что также думают и его сверстники.

        Основные трудности для подростков с нарушением слуха в определении и описании того, что же такое «счастье», связаны с многозначностью и субъективно-объективной двойственностью понятия.

      Нами были использованы Оксфордский опросник счастья, Шкала удовлетворённости жизнью Э. Динера, методика диагностики способности к эмпатии И.М. Юсупова, подростковый вариант опросника Г.Айзенка диагностики особенностей темперамента, методика «Незаконченные предложения» в авторской модификации и авторские проективные методики «Счастье» и «Мой счастливый день». Основной целью нашего исследования было выявление особенностей представлений о «счастье» и особенностей личности субъективно счастливого подростка с нарушением слуха. В исследовании приняло участие 75 учащихся старших классов в возрасте 16-18 лет. В экспериментальную группу вошли 39 старшеклассников специальных коррекционных школ I-го и II-го вида, слабослышащие и неслышащие подростки с разной степенью сенсоневральной тугоухости и разным уровнем развития речи. Контрольную группу составили 36 учащихся 10-11 классов общеобразовательной школы Санкт-Петербурга. 

         Полученные нами результаты подтвердили, что экстравертивная позиция подростка, развитые навыки коммуникации, активная жизненная позиция, интерес к общению с окружающими способствуют переживанию состояния «счастья».  Также мы получили подтверждение, что подросток, у которого с родителями и другими членами семьи и значимыми взрослыми сложились эмоционально близкие и доверительные отношения, оценивает себя более счастливым, здоровым и уверенным в себе. Эмпатийность, способность к сопереживанию, устойчивая потребность в общении и умение поддерживать социальные связи также способствуют более высокому оцениванию уровня субъективного счастья и субъективной удовлетворенности жизнью. Позитивные эмоции, востребованность и включенность в общественную деятельность, переживание радости сопричастия способствуют проявлению познавательной и социальной активности подростка, благоприятствуют повышению самооценки и психологическому благополучию подростка в целом.

       При рассмотрении соотношения среднегрупповых значений по шкалам счастья, удовлетворенности жизнью, экстраверсии и интроверсии внутри экспериментальной группы подростков с нарушением слуха, были получены данные, согласно которым глухие подростки субъективно более счастливы и в большей степени удовлетворены своей жизнью, чем их слабослышащие сверстники; при этом глухие подростки более экстравертированы и в большей степени желают быть социально востребованными, чем слабослышащие подростки.

      Составляющие субъективного счастья, связанные с переживанием положительных эмоций, дружбой и любовью, оказались значимыми для обеих групп подростков. Внутригрупповые различия заметны по частоте упоминания таких когнитивных составляющих субъективного счастья, как наличие цели и смысла жизни, признание, уважение, потребность быть нужным и возможность помогать другим. Анализ частоты встречаемости когнитивных составляющих субъективного счастья в ответах подростков, позволяет говорить о том, что значимость когнитивных составляющих субъективного счастья для подростков контрольной группы выше, чем для подростков с нарушением слуха. Если же сравнивать значимость когнитивных составляющих субъективного счастья внутри экспериментальной группы, то можно отметить, что значимость одобрения и признания со стороны окружающих, наличие цели в жизни и стремление к ее достижению для глухих подростков выше, чем для слабослышащих подростков, для которых более значимыми составляющими субъективного счастья являются переживание персонально значимых радостных событий, приобретение желаемых материальных ценностей и взаимная любовь.

Интересным, на наш взгляд, представляется и тот факт, что доля неслышащих подростков, желающих иметь перспективную работу (состояться в профессии, карьере), в 2 раза выше, чем в группе слабослышащих подростков. Это может свидетельствовать о большей социальной направленности неслышащих подростков, их нацеленности на достижения в учебе, стремлении к лидерству, более высокий уровень притязаний и самооценки. 

       Представления о счастье подростков с нарушением слуха, наряду с общим для подросткового возраста пониманием счастья, отличаются от представлений подростков контрольной группы, меньшей обобщенностью, большей частью связаны с конкретным и лично пережитым в недавнем времени радостным событием (встреча с друзьями, получение подарка, день рождения, поход в кафе, покупка, экскурсия). Глухие подростки часто используют для определения понятия счастья элементы сленговой молодежной речи, междометия, слова – маркеры, связанные с жестовой речью. Глухим подросткам труднее, чем слабослышащим подросткам абстрагироваться, фантазировать и манипулировать образами.

       Различия в представлениях о счастье, выраженные вербально, связаны, на наш взгляд, не только со своеобразием развития речи и мышления при нарушении слуха, но и с более редким практическим применением в реальной жизни таких многозначных понятий как «счастье». Хочется отметить, что в ответах и определениях того, что такое счастье, в экспериментальной группе часто находило отражение влияния средств масовой информации и рекламы, в ответах присутствуют фразы рекламного характера, например, что счастье - это «счастливые часы», «скидки 100%», «бонусы», «шоппинг».

       Полученные результаты позволяют сделать вывод, что представления о счастье подростка с нарушением слуха отличаются не только меньшей обобщенностью, но и смещены в сторону составляющих объективного «житейского счастья». У слышащих подростков контрольной группы в представлениях о счастье превалируют эмоциональные и когнитивные составляющие.

      Изучение представлений о счастье, знание составляющих субъективного счастья подростка с нарушением слуха позволяет не только определять его истинные потребности, но и раскрывает потенциальные возможности подростка с нарушением слуха. Работа с представлениями, как высшим уровнем формы отражения, позволяет создавать мотивационную основу для социальной активности подростков с нарушением слуха, повышает эффективность проводимых профилактических и просветительских мероприятий.

 

Список литературы:

1.  Аргайл М., Психология счастья, СПб, Питер, 2003. – 271 c.

2.  Грабенко Т.М., Михаленкова И.А., Эмоциональное развитие слабослышащих школьников, СПб, Речь, 2008. – 256 c.

3.  Климчук Ю.Ю., Диагностика представления о счастье подростков с нарушением слуха / Развитие специального образования в современной России: психолого-педагогическая диагностика и коррекция лиц с ограниченными возможностями здоровья: сборник статей межвузовской научно-практической конференции молодых ученых, 17-18 апреля 2012 г. / под науч. ред. Л.М. Шипицыной, С.Т. Посоховой. – СПб.: НОУ «Институт специальной педагогики и психологии», 2014. – 325 с.

4.  Климчук Ю.Ю., Субъективность счастья: традиционные точки зрения и перспективы исследования / Перспектива человека: гуманитарное сознание и его парадоксы: сборник статей межвузовской научно-теоретической конференции/ сост. и науч. ред. С.Т. Посохова, А.И. Извеков.- СПб.: НОУ «Институт специальной педагогики и психологии», 2014. – 183 с.

5.  Селигман М.Э.П. В поисках счастья. Как получать удовольствие от жизни каждый день: пер с англ., М., Манн, Иванов и Фербер, 2011. – 320 с.

6.  Татаркевич В. О счастье и совершенстве человека, М., Прогресс,1981.– 368 с.

7.  Шипицына Л.М. Ребенок с нарушенным слухом в семье и обществе. СПб., Речь, 2009. – 208 с.

8.  Михаленкова И.А., Практикум по психологии детей с нарушением слуха, СПб, Речь, 2006. – 96 c.

 
 

Составляющие субъективного счастья и

           психологическое благополучие слабослышащих подростков

Климчук Ю.Ю.

Россия, Институт Специальной Педагогики и Психологии,

Педагог – психолог ГБОУ школы-интерната № 33

 

Изучение счастья – направление позитивной психологии, ставшее особенно популярным в последнее десятилетие. Коррекционная педагогика и психология близки к этому направлению тем, что опираются в своей работе на лучшее, позитивное, что есть у каждого ребенка с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ), на его компенсаторные ресурсы и потенции. Успешная реабилитация, интеграция и социализация возможны только в условиях психологического благополучия и счастья, и для соблюдения этих условий необходимо знать, как подросток с нарушением слуха представляет и понимает «счастье».

Счастье – совокупность составляющих субъективного и объективного. Счастье – это социокультурный феномен, наиболее полно отражающий особенности психологического благополучия отдельной личности и общества в целом. Понятие «счастье» сегодня активно используется не только в подростковой среде для описания образа идеальной жизни, но и активно эксплуатируется средствами массовой информации (СМИ). К субъективному счастью традиционно относят эмоциональную составляющую – баланс положительных и отрицательных эмоций, и когнитивную составляющую. Объективное «житейское» счастье составляют такие критерии, как качество жизни человека, степень удовлетворенности витальных потребностей, материальный достаток, устроенность быта, здоровье, доступность образования и гарантии трудоустройства. И субъективное и объективное счастье, в свою очередь, зависят от индивидуальных характеристик личности. За субъективным представлением о «счастье» и «счастливой жизни» всегда стоит некий «образец», основанный на личном жизненном опыте человека. В своих представлениях о счастье подросток, как правило, исходит из того, что такие же желания присущи всем его сверстникам и значимым взрослым ближайшего окружения. Основные трудности слабослышащих подростков в определении того, что же такое «счастье», связаны с многозначностью и

двойственностью понятия, а также с необходимостью соотнесения представлений реального и «идеального» счастья.

Взяв за основу труды Татаркевича В. (1981), Аргайла М. (2003), Селигмана М. (2011) и других, мы составили схему составляющих счастья, на которую опирались при выборе методик для проведения эксперимента. Нами были использованы Оксфордский опросник счастья, Шкала удовлетворённости жизнью Э. Динера, методика диагностики способности к эмпатии И.М. Юсупова, подростковый вариант опросника Г.Айзенка диагностики особенностей темперамента, методика «Незаконченные предложения» в авторской модификации и авторские методики «Счастье» и «Мой самый счастливый день». Основной целью эксперимента было выявление особенностей представлений о «счастье» и особенностей личности субъективно счастливого слабослышащего подростка.

В экспериментальном исследовании приняло участие 75 учащихся старших классов в возрасте 16-18 лет. В экспериментальную группу вошли 39 старшеклассников школ I-го и II-го вида с разной степенью сенсоневральной тугоухости и разным уровнем развития речи. Контрольную группу составили 36 учащихся 10-11 классов общеобразовательной школы Санкт-Петербурга. Полученные данные подтвердили, что экстравертивная позиция подростка и развитые навыки коммуникации способствуют переживанию состояния «счастья». Также было выявлено, что слабослышащий подросток, у которого с родителями и другими членами семьи или значимыми взрослыми сложились эмоционально близкие и доверительные отношения, оценивает себя более счастливым, более здоровым и социально востребованным. Положительные эмоции и переживания радости сопричастия благоприятствуют повышению самооценки и психологическому благополучию. В ходе эксперимента слышащие подростки контрольной группы субъективно оценили себя более счастливыми, чем их слабослышащие сверстники. В свою очередь, внутри экспериментальной группы - подростки с III-IV степенью сенсоневральной тугоухости оценили себя субъективно более счастливыми, чем их сверстники с I-II степенью сенсоневральной тугоухости. Этот факт, на наш взгляд, заслуживает внимания и дальнейшего изучения.

В качестве одной из эмоциональных составляющих субъективного счастья мы рассматривали способность слабослышащих подростков к эмпатии. В ходе сравнительного анализа общего уровня эмпатии в экспериментальной и контрольной группах были получены достоверные различия по t-критерию Стьюдента с вероятностью ошибки менее 5% (p=0,011318). Это позволяет считать, что средний и низкий уровень эмпатийности в большей степени присущ слабослышащим подросткам. Субъективно более счастливые подростки контрольной группы обладают достоверно более высоким уровнем общей эмпатии по сравнению с подростками экспериментальной группы.  В экспериментальной группе подростков были получены более низкие показатели по шкале экстраверсии, что можно объяснить особенностями развития личности в условиях слуховой депривации. Интересные результаты получены и по шкале нейротизма: около 50% респондентов обеих групп показали высокий уровень эмоциональной устойчивости. В экспериментальной группе 24,1% составили подростки со средним уровнем эмоциональной устойчивости, 10,3% - с высоким уровнем эмоциональной неустойчивостью и 17,2% - с очень высоким уровнем эмоциональной неустойчивости. В контрольной группе подростков распределение несколько иное, здесь 25% респондентов показали высокую эмоциональную неустойчивость и 13,8% - очень высокую эмоциональную неустойчивость. Полученные данные, на наш взгляд, являются важными в оценке эмоциональной составляющей психологического благополучия и субъективного счастья подростков.

В целом, исходя из полученных нами данных, респонденты экспериментальной группы субъективно более удовлетворены своей жизнью, хотя оценивают себя субъективно менее счастливыми, что, возможно, связано с особенностями и своеобразием развития речи, мышления и эмоциональной сферы в условиях слуховой депривации. При рассмотрении соотношения среднегрупповых значений по шкалам счастья, удовлетворенности жизнью, экстраверсии и интроверсии внутри экспериментальной группы подростков с нарушением слуха, нами были получены данные, согласно которым подростки с III-IV степенью сенсоневральной тугоухости субъективно более счастливы и в большей степени удовлетворены своей жизнью, чем их сверстники с I-II степенью; при этом подростки c III-IV степенью сенсоневральной тугоухости в большей степени желают быть социально активными и востребованными, что может свидетельствовать о более высоком уровне притязаний.

Полученные результаты позволяют сделать вывод, что представления о счастье подростка с нарушением слуха отличаются не только меньшей обобщенностью, но и смещены в сторону составляющих объективного «житейского счастья». В то время как у слышащих подростков в представлениях о счастье превалируют эмоциональные и когнитивные составляющие. Изучение представлений о счастье позволяет не только определять истинные потребности подростка, но и увидеть его потенциальные возможности, что, в свою очередь, позволит повысить уровень качества оказания образовательных услуг, эффективность интеграционных мероприятий и мероприятий по социализации подростков с нарушением слуха.

 

 

Список литературы:

1.   Аргайл М., Психология счастья, СПб, Питер, 2003. – 271 c.

2.   Грабенко Т.М., Михаленкова И.А., Эмоциональное развитие слабослышащих школьников, СПб, Речь, 2008. – 256 c.

3.   Климчук Ю.Ю., Диагностика представления о счастье подростков с нарушением слуха / Развитие специального образования в современной России: психолого-педагогическая диагностика и коррекция лиц с ограниченными возможностями здоровья: сборник статей межвузовской научно-практической конференции, 17-18 апреля 2012 г. / под науч. ред. Л.М. Шипицыной, С.Т. Посоховой. – СПб.: НОУ «Институт специальной педагогики и психологии», 2014. – 325 с.

4.   Климчук Ю.Ю., Субъективность счастья: традиционные точки зрения и перспективы исследования / Перспектива человека: гуманитарное сознание и его парадоксы: сборник статей межвузовской научно-теоретической конференции/ сост. и науч. ред. С.Т. Посохова, А.И. Извеков. - СПб.: НОУ «Институт специальной педагогики и психологии», 2014. – 183 с.

5.   Селигман М.Э.П. В поисках счастья. Как получать удовольствие от жизни каждый день. М., Манн, Иванов и Фербер, 2011. – 320 с.

6.   Татаркевич В. О счастье и совершенстве человека, М., Прогресс, 1981.– 368 с.

7.   Шипицына Л.М. Ребенок с нарушенным слухом в семье и обществе. СПб., Речь, 2009. – 208 с.

 

 

Дата последнего обновления страницы 18.06.2018
Сайт создан по технологии «Конструктор сайтов e-Publish»